Справочная информация

     

    Большая воздушная война

    Итак, большая воздушная война против Англии началась. Вдохновленные первыми успехами, немецкие инженеры проектировали и строили невиданные доселе воздушные корабли, способные нести колоссальную по тем временам бомбовую нагрузку. Экипажи дивизиона рвались в бой. Англия всерьез начала беспокоиться за безопасность своих глубоких тылов. Настал момент для решительных массированных ударов, способных поставить Британию на колени и заставить ее сдаться на милость победителя. Но время дирижаблей флота еще не пришло. 

    В ночь на 17 марта 1915 года с боевым заданием бомбить пригороды английской столицы отправился армейский дирижабль LZ-12. К огромному разочарованию экипажа цель оказалась закрытой плотным слоем тумана, поэтому весь бомбовый запас был сброшен на Кале. 

    1 апреля к берегам Англии подошел L-9. Вот официальное донесение начальника службы ПВО из Ньюкасла: «В 20.00 цеппелин L-9 (в источнике — ZL-9. — Сост.) появился в окрестностях Ньюкасла, сбрасывая бомбы в угольных районах Блайта, Чепингтона, Бенлингтона, Фремлингтона, Уалсэнда и др. Через 35 минут, пройдя по маршруту около 30 км, цеппелин исчез. 

    Было сброшено около сорока фугасных и зажигательных бомб, в результате чего ранено 3 человека и возникло несколько пожаров. По некоторым сведениям, этот цеппелин вышел из Гельголанда, пройдя за весь путь 1300 км». 

    Очередной рейд на Англию состоялся в ночь на 14 апреля. L-9 должен был опять отбомбиться по промышленной зоне в Ньюкасле на реке Тайн. Без помех сбросив бомбы, на обратном пути корабль подвергся нападению двух самолетов противника. Одному из пилотов удалось обнаружить в ночи дирижабль, но догнать его англичанин не сумел. 

    15 апреля в полет под общим командованием Штрассера отправились три корабля: L-5, L-6 и L-7. Заданием предписывалось сбросить бомбы на промышленные центры Норфолка, Саффолка и Эссекса. Результаты бомбардировки были весьма скромными, но шума цеппелины наделали много. Несмотря на неорганизованный отпор средств противовоздушной обороны, в котором участвовала одна батарея и несколько велосипедных батальонов, все дирижабли получили повреждения. На перехват цеппелинов поднялся один самолет, но не обнаружил их, а на посадке разбился. 

    В апреле рейд на Англию совершил только армейский LZ-38. Командиром этого воздушного корабля стал известный немецкий воздухоплаватель Линнарц. 29 апреля он бомбардировал Саффолк, но туман помешал прицельному сбросу сорока пяти бомб. 

    L-7, который уже два раза вступал в бой с английскими крейсерами в Северном море, в морском бою 4 мая 1915 года севернее Хорнс-Рифа был уничтожен английской подводной лодкой Е-31. Вот как это произошло. Два легких крейсера — «Галатеа» и «Фэйтон», проводя разведку в открытом море, в 6.30 обнаружили в 7000 м неподвижный L-7, обращенный к ним своим траверзом. Изменив курс, цеппелин приблизился к крейсеру «Галатеа» и на расстоянии 2500 м вновь повернулся к последнему своим траверзом. В 9.56 цеппелин стал медленно набирать высоту. 

    В это же время оба крейсера приблизились к противнику и в 9.58 открыли по нему огонь. «Галатеа» выстрелила 3 шрапнельных снаряда, снабженных дистанционными трубками, а «Фэйтон» — 4 таких же снаряда. L-7 стал быстро отходить, стремясь набрать высоту. Но 10 минут спустя, после последнего выстрела, в тот момент, когда он находился почти в 20 милях от крейсеров, англичане увидели, что цеппелин вдруг принял вертикальное положение носом кверху, закачался, затем деформировался и упал в море. К 11.00 его добила подводная лодка. Было видно, как цеппелин воспламенился в результате попадания в него трех 76-мм снарядов с подлодки и в течение полуминуты пошел на дно. Всего за время своей боевой службы L-7 совершил 78 патрульных полетов и 1 вылет для выполнения другой боевой задачи. 

    Весна 1915 года была отмечена несколькими воздушно-морскими столкновениями, во время которых английские разведывательные подлодки атаковали германские самолеты и цеппелины. 28 апреля и 3 мая подлодки оказали достойное сопротивление немецким самолетам перед Боркумом. 3 мая L-9 атаковал 3 подлодки, находящиеся в надводном положении, и заставил их погрузиться лишь после того, как сбросил все бомбы. 

    9 мая Линнарц повторил рейд, «высыпав» на Эссекс и Саут-энд весь боезапас. На обратном пути цеппелин пытались преследовать 11 самолетов, но в темноте не смогли его найти. Однако на этот раз отличились зенитчики. Снаряд угодил прямо в баллонет, но водород не взорвался. Вот и не верь чудесам! 16 мая счастливчик Линнарц двинул свой корабль на Рамсгейт в графстве Кент. Кружа над хорошо освещенным городом и сбрасывая бомбы, Линнарц с тоской посматривал в сторону Лондона, огни которого были хорошо видны на горизонте. Приказ предписывал ему действовать только по Рамсгейту. Внезапно дежурные наблюдатели заметили 2 самолета, и Линнарц, быстро освободившись от остатка смертоносного груза, взмыл на высоту, где стал недоступен для противника. Огонь зенитных батарей, которые засекли немца в лучах прожекторов, тоже остался внизу. Англичане пытались перехватить дерзкого Линнарца над побережьем Франции, но тому удалось скрыться. 

    11 мая произошел бой между цеппелинами L-6, L-7, L-9 и двумя подлодками. Последние, не имея действенного противовоздушного оружия, вынуждены были уступить в этом поединке. В этот же день во время разведки у Доггер-банки крейсер «Данциг» подорвался на мине и к нему было выслано воздушное охранение из цеппелинов, но крайне неблагоприятные метеоусловия вынудили их оставить крейсер и возвратиться на базу. Адмирал фон Поль, опасаясь прямого столкновения с английским Гранд-флитом, не разрешил флоту Открытого моря оказать помощь поврежденному «Данцигу», которому тем не менее удалось добраться до своей базы. 

    LZ-38 и его командир продолжали терроризировать обескураженных англичан. 26 мая Линнарц опять появился над Эссексом и Саут-эндом, безнаказанно отбомбился и повернул на базу. Система ПВО в очередной раз дала осечку. Из пяти самолетов, поднятых по тревоге, два разбились на посадке, а зенитные батареи стреляли «в белый свет как в копеечку». 

    В отместку англичане совершили рейд самолетами на Людвигсхафен, тем самым развязали руки Вильгельму II, и он разрешил армейским дирижаблям бомбить Лондон. Уже 31 мая «зловещий» Линнарц привел свой цеппелин в Англию и сбросил бомбы на столицу. 

    Поскольку англичане и раньше нападали на военные объекты, расположенные на территории Германии, уже в начале мая Петер Штрассер получил разрешение планировать налеты на доки и заводы, расположенные в устье Темзы. И хотя подробные маршруты с указанием наиболее важных целей были разработаны, никто не решался дать «добро» на подобную операцию. Главный штаб требовал от Штрассера гарантий абсолютной точности бомбометания, которых командир дивизиона по понятным причинам дать не мог. Жертвы среди гражданского населения казались неизбежными, что, собственно, и останавливало командование флота от начала налетов на вражескую столицу. 

    По иронии судьбы то, что не решались сделать подчиненные адмирала Тирпица, совершили армейские воздухоплаватели. Первые бомбы, разорвавшиеся на улицах Лондона (60 фугасных и 89 зажигательных), и были сброшены с армейского дирижабля LZ-38 безлунной ночью 31 мая 1915 года. 

    По воспоминаниям командира LZ-38 Эриха Линнарца, этот вылет проходил следующим образом: «Нас никто не ждал, и поэтому Лондон сиял огнями как рождественская елка. Ни один луч прожектора не поднялся нам навстречу, ни один выстрел не прозвучал до тех пор, пока мы не начали сбрасывать бомбы». Искусно уклоняясь от зенитного огня и лучей прожекторов, Линнарц около 10 минут кружил над городом, сбрасывая на различные цели свой смертоносный груз, вызвавший значительные разрушения и пожары. 42 человека, в большинстве своем мирные жители, были убиты и ранены. 

    Практически все самолеты, базирующиеся в районе английской столицы, поднялись в воздух, но все безрезультатно — неуловимый Линнарц исчез во мраке ночи. 

    Такого оскорбления Уинстон Черчилль стерпеть не мог, и ровно через неделю LZ-38 был уничтожен английской летающей лодкой прямо на своей базе около Брюсселя. 

    События на фронтах требовали большого объема разведданных и воздушной поддержки, поэтому армейские дирижабли были перенацелены на решение тактических задач в интересах сухопутных войск. Дальнейшие действия по Англии военное руководство возложило на дирижабли флота. 

    Моряки долго не раскачивались, и уже 4 июня SL-3 и L-10 отправились на бомбардировку Кента и Йоркшира. Результаты рейда большого успеха не принесли — 8 раненых. ПВО, в лучших традициях, проспало этот налет — поздно подняли авиацию, поздно открыли огонь зенитные батареи. Два дня спустя в путь к берегам «туманного Альбиона» вышел L-9. Он совершенно безнаказанно выполнил свое «черное дело», разрушив в Гулле около сорока домов и убив и ранив несколько десятков человек в округе. Самолеты ПВО пытались преследовать L-9, но тот сбросил балласт и ушел. Этот налет вызвал в Гулле массовые беспорядки — горожане громили все, что каким-то образом напоминало им о Германии. 

    7 июня англичане отыгрались. В этот день LZ-37 возвращался домой после неудачного рейда к южным берегам Англии. На свою беду дирижабль наткнулся на самолет «Моран-Сольнье тип L», который вылетел на бомбардировку базы цеппелинов в Беркаме. Английский пилот был приятно удивлен этой встречей и, недолго думая, атаковал воздушный корабль. Это был первый в истории воздушный бой самолета с цеппелином. Стрелок цеппелина оказался новичком и, ведя огонь с дальней дистанции, вскоре оказался без боезапаса. Англичанин, до этого момента барражируя на безопасном расстоянии, набрал высоту и спикировал на беззащитный LZ-37. Шесть девятикилограммовых бомб точно легли на хребет корпуса цеппелина... Горящие обломки корабля упали на женский монастырь вблизи бельгийского города Гент, убив при этом трех монашек. Из всего экипажа уцелел только один человек, который, падая, пробил крышу одной из кельи и угодил прямо на... кровать, на которой отдыхала монашка! 

    Героем воздушного боя стал кандидат в лейтенанты Реджинальд Уорнефорд. За эту победу пилот был награжден высшими наградами Великобритании и Франции. Судьба летчика не была к нему благосклонна — всего через неделю он погиб, облетывая новый самолет. 

    Полет до Южной Англии и обратно продолжался от 20 до 26 часов, в основном при неблагоприятных погодных условиях. Немцы построили в оккупированной Бельгии воздухоплавательные базы, но из-за постоянных атак британской авиации не могли в полной мере их использовать, что в конце концов привело к перемещению баз на более дальнее расстояние от британских аэродромов. Морские дирижабли преимущественно базировались на побережье Северного моря. 

    День 15 июня 1915 года стал, наверное, самым значительным в истории Дивизиона воздушных кораблей. Дирижабли L-10 и L-11 вылетели на бомбардировку целей в Центральной Англии. Но L-11 вернулся на базу из-за поломки карданного вала, соединявшего двигатель с воздушным винтом. Этот дефект был органически присущ дирижаблям конструкции Цеппелина и попортил немало крови и инженерам, и аэронавтам. A L-10 под командованием капитан-лейтенанта Клауса Хирша продолжил полет и сбросил бомбы на военные объекты: машиностроительные и химические заводы в пригородах Тайна, Ярроу и Виллингтона. Успех был полным: зарево пожаров, вызванных бомбардировкой, было видно за 30 миль, 17 рабочих погибло, еще 72 получили ранения. Огонь зенитных батарей и двух велосипедных батальонов не принес результатов. На обратном пути в районе побережья L-10 подвергся зенитному обстрелу, но, набрав высоту, стал недосягаем. 

    Петер Штрассер лично поздравил Хирша с первой значительной победой. В приказе по дивизиону он особо отметил безупречную навигацию на маршруте и точное соблюдение графика полета. К лету 1915 года штаб дивизиона разработал детальные маршруты и графики налетов на Британские острова, в которых учитывались абсолютно все факторы, влиявшие на безопасность полетов: господствующие ветры, погодные условия, расположение объектов ПВО противника, запасные посадочные площадки, действия в непредвиденных ситуациях, при внезапной перемене погоды, нападении противника и др. 

    Точное следование графику полета означало для успеха рейда очень многое. Вне зависимости от времени года налет планировался таким образом, чтобы дирижабли появлялись над своими целями в самое темное время суток и обязательно в безлунную ночь, т. е. за 8 дней до и после новолуния. Поэтому взлет боевых цеппелинов назначался на середину дня с таким расчетом, чтобы над побережьем Англии корабли прошли перед самым закатом и штурманы успели бы напоследок уточнить свое место по береговым ориентирам. Определившись с местоположением и погодой над островами, экипажи корректировали курс и скорость своих дирижаблей таким образом, чтобы выйти на цель после полуночи. В это время воздушные корабли были наименее заметны с земли и аэростатов заграждения, а бомбардиры могли спокойно выбирать нужные объекты на ярко освещенных улицах британских городов. Отбомбившись, как на полигоне, цеппелины ложились на обратный курс и возвращались на свои базы еще до рассвета. 

    Первые боевые вылеты немецкие экипажи проводили просто в идеальных условиях. На цель выходили следуя вдоль освещенных дорог и русел рек, в которых отражались городские огни. Понятно, что англичане не собирались терпеть подобное безобразие, и вскоре ввели в действие систему затемнения. По командам с постов воздушного наблюдения и оповещения, обнаруживших цеппелины, целые города и графства погружались во мрак. В ответ немцы начали применять осветительные авиабомбы, правда, без особого успеха. 

    Для того чтобы бомбардир имел возможность обнаружить и правильно идентифицировать объект атаки во время 30-секундной вспышки бомбы, штурман должен был вывести дирижабль на расстояние около полутора километров от заданной цели. Учитывая весьма примитивные навигационные приборы и отсутствие наземных ориентиров, скрытых затемнением, добиться подобной точности следования по маршруту было практически невозможно. Когда метеорологи предсказывали сплошную облачность над Британскими островами, дивизион предпринимал дневные налеты. Результаты оказались еще более разочаровывающими. Возвращаясь из полетов, командиры цеппелинов не могли не только назвать цели, на которые сбросили бомбы, но даже указать на карте свой маршрут. Это и неудивительно — «слепые» полеты стали возможны только в конце 30-х годов, после изобретения надежных и точных штурманских приборов и радионавигации. Правда, в цепи неудач встречались и счастливые исключения. 


    Содержание